Если работник с инвалидностью хорошо и долго работает в компании, значит, руководитель –профессионал
17 Августа

Молодой и креативный, полный идей и желания работать директор Республиканской конфедерации предпринимательства Сергей Лысенко сегодня занимается не только консультированием членов своего бизнес-союза, но и активно ведет предпринимательскую деятельность. Считает, что главное в работе – желание трудиться, умение «попасть в струю» и способность закрывать глаза на «бородатые» стереотипы.

Сергей является учредителем коммерческой организации, которая занимается доставкой еды из ресторанов жителям Минска. Допустим, вы часто ходите в одно и то же место и любите оттуда какое-то определенное блюдо. Вдруг сегодня вы хотели бы то же самое блюдо, но не желаете выходить из дома – идёт дождь или холодно. Вы звоните в службу или оставляете электронную заявку – заказываете то, что хотите. Заказ оформляют и из любого столичного заведения общепита привозят покушать.

– Для того чтобы осуществлять такую деятельность нужны операторы – люди, которые будут сидеть на телефоне, принимать звонки от клиентов и формировать готовые заказы. Именно таким образом работает наша организация, – рассказывает собеседник. – Мы работали с абсолютно здоровыми людьми, но как-то не сложилось. Может быть, зарплата не совсем устраивала. Мы как молодая организация, вероятно, не смогли удовлетворить всех на 100 %. Подумали, что ничего не должно помешать осуществлять такую деятельность людям с инвалидностью. Тем более что для этого ничего особенного не надо: выход в интернет, доступ к телефону и всё. Нашли контакты потенциальных соискателей, связались – они приняли идею на ура, и мы остались довольны. Договориться удалось быстро, новые сотрудники полностью отвечают нашим потребностям. И какая разница, есть ли у них какие-то физические особенности или нет? Они с работой справляются, а это в коммерческой компании едва ли не самое важное.

– По сути, вы готовы трудоустраивать людей, имеющих ограничения мобильности?

 Да, конечно. Специфика работы такова, что сотрудник может находиться там, где ему удобно: дома, на даче. Эта та самая удалённая форма работы, о которой в последнее время все много говорят, некоторые о ней мечтают, но не каждый человек с абсолютным 100-процентным здоровьем может ее себе позволить. Для людей, которые передвигаются на коляске, такая новая форма работы часто очень удобна.

– Работодатели нередко боятся трудоустраивать людей с инвалидностью, опасаясь каких-либо дополнительных обязательств, связанных с организацией рабочего процесса. Ваш пример иллюстрирует то, как можно приспособить рабочие места без дополнительных финансовых вложений и обустройства офиса. Правильно?

 Давайте будем рассуждать логически и современно. Сейчас Беларусь приходит к тому, что нужна модернизация во всех сферах. Во всем мире широко известна модель аутсорсинга, с каждым днем эта сфера расширяется все больше. Почему нет? Зачем человека держать в офисе, оборудовать ему рабочее место, привязывать к какому-либо графику, если ему может быть это банально неудобно – например, долго добираться до офиса. Модель аутсорсинга позволяет любому человеку работать в любой компании, где бы она ни находилась. И вот здесь, на мой взгляд, не имеет значения, есть ли у тебя инвалидность или нет. Абсолютно любой человек может, сидя дома, в состоянии отвечать на звонки, составлять отчёты, делать планирование и предоставлять всё это в электронном виде. На дворе 21-й век, новые технологии позволяют работать иначе: где и когда удобно.

– Какое количество людей с инвалидностью работает в вашей организации?

– На данный момент у нас два оператора, они работают по схеме «два через два» по 12 часов. Со временем фирма будет расти, расширяться: чем больше будет заказов, тем больше операторов будем привлекать.

– Готовы ли вы открыто говорить о том, что в вашей фирме работают люди с инвалидностью?

 Я абсолютно не понимаю тех людей, которые такие факты скрывают. Я не вижу в этом ничего предосудительного, ничего, что могло бы испортить репутацию организации. На мой взгляд, наоборот, это говорит о социальной ответственности бизнеса. То есть о том, что руководитель такой организации смотрит широко, выбирает сотрудников квалифицированных, тех, кто справляется со своими обязанностями. Если сотрудники с инвалидностью хорошо и долгое время работают в компании, это указывает на то, что руководитель справился со своей функцией, он выбрал именно тех сотрудников, которые качественно работают, приносят прибыль организации, помогают ей развиваться. Скрывать такой факт, на мой взгляд, глупо.

Лично я целенаправленно нигде не буду трубить, что в моей организации работают сотрудники с инвалидностью. Нет смысла это рассказывать, мало кому интересно, как работает наша организация изнутри. Человеку важно получать тот продукт или услугу, которые компания выпускает или предоставляет. Это, действительно, важно. Если же кто-то задаст вопрос, то я никогда не буду скрывать.

– Как вы считаете, должно ли государство каким-либо образом стимулировать нанимателей, которые трудоустраивают людей с инвалидность?

 Я, честно говоря, не знаю, насколько сейчас остро стоит проблема с распределением соискателей с инвалидностью по рабочим местам, насколько они трудоустроены в процентном соотношении в республиканском масштабе. Если проблема нехватки рабочих мест для людей, имеющих инвалидность, существует, то, конечно, необходимо её решать.

Частный бизнес развивается, с каждым годом становится всё больше и больше различных организаций, которые расширяют свой штат. Почему бы им не предусмотреть места для таких сотрудников? Если в государственном масштабе проблема стоит очень остро, безусловно, необходимо улучшать условия для этих организаций. Тогда у организаций будет стимул искать и принимать на работу людей с инвалидностью.

Трудно сказать, какие преференции для нанимателей будут идеальными. Тут исходить нужно из масштаба проблемы: если, например, хочет устроиться тысяча человек с инвалидностью на всю Беларусь, то это одни условия, если миллион и более – совсем другие, экстренные. В последнем случае нужно говорить о «суперулучшении» политики в отношении таких компании, о налоговых послаблениях и т.д. Универсальный совет дать не могу. Чтобы понимать масштаб необходимых перемен, важно детально изучить статистику.

– Что, на ваш взгляд, может заставить работодателя при прочих равных условиях отдать предпочтение здоровому работнику, нежели соискателю с инвалидностью?

 Ничего. Если человек выполняет свою работу качественно на 100 %, то ничего. Есть работа, которую нужно сделать – и это главное. Какая разница, кто ее будет делать? Лично у меня нет никаких предпочтений ни туда, ни туда.

– Согласны ли вы с тем, что сотрудник, имеющий инвалидность, имеет меньше шансов пойти на повышение?

 Знаете, тут зависит от организации и от того, чем она занимается – производством, услугами… В одних организациях можно сотрудников продвигать по карьерной лестнице, а в других, например, на малых и средних предприятиях, – нет. Перемещение кадров и карьерный рост возможны на больших предприятиях, численностью в 100—500 человек. Если эта маленькая организация, которая, к примеру, занимается консалтингом, то там всего в штате пять человек, каждый из работников – специалист в своей сфере. И при самых благоприятных условиях человек не сможет выполнять функции бухгалтера или юриста, если он технолог.

– Этот вопрос адресую вам как не к руководителю коммерческой фирмы, а как к директору бизнес-союза. Можете ли вы спрогнозировать, с какими проблемами может столкнуться начинающий бизнесмен, имеющий инвалидность?

 Наверное, только с логистическими, если имеет ограниченную мобильность. У нас для открытия своего собственного дела – ИП или другой формы собственности – нужно лично прийти в органы госуправления и подать заявку. Чисто с этой позиции он может столкнуться с трудностями, которые касаются доступности среды. Других ограничений в Беларуси я не знаю, фактически, больше ничего не должно помешать открыть своё дело, стать учредителем, директором.

– Есть ли в вашем окружении примеры людей с инвалидностью, которые успешно занимаются бизнесом?

 Я знаю человека, у которого нет ни рук, ни ног – это Алексей Талай, он живёт в Витебской области. На данный момент он построил себе собственный дом, занимается консалтинговыми услугами. Сейчас он учредил ещё один фонд, занимается благотворительностью. Этот пример может вдохновить сотни тысяч людей, которые не достаточно мотивированы, которые видят какие-то преграды в чём-то. Человек без рук, без ног живёт полноценной яркой жизнью, которой можно просто позавидовать.

Интервью подготовлено в рамках кампании «Доступность»

ДРУГИЕ IMAGURU НОВОСТИ
15 Января
01:37
Здания бывших заводов — идеальное место для коворкингов, креативных площадок и квест-комнат
В Минске достаточно объектов, которые якобы никому не нужны: здания бывших заводов, старые административные площадки, подвальные помещения. Мнение минчан по этому вопросу разделилось: одни хотят все это поскорее снести, другие считают, что такие объекты можно переделать и подарить им вторую жизнь. Мы приверженцы второго варианта. Realt.by поездил по городу и обнаружил, что таким объектам найдено множество функциональных применений — самые яркие из них в нашем фоторепортаже.
13 Января
01:43
“Без любви вообще никуда!”. Родители-стартаперы советуют, как одновременно растить ребёнка и проект
Стартап – это тот же ребёнок. Он тоже рождается, растёт, крепнет и встаёт на ноги. Иногда болеет и капризничает. И конечно, требует к себе много внимания. Каково это – растить и ребёнка, и стартап? StartupLife.by обратился за советом к опытным родителям-стартаперам.
12 Января
01:19
TechMinsk Winter’17 Batch
TechMinsk – первая акселераторская программа в Беларуси. 5-недельная образовательная программа проекта будет проходить под эгидой IMAGURU Startup HUB. TechMinsk включает в себя вечерние мастер-классы, семинары, лекции и занятия с международными, а так же локальными менторами и экспертами. Они делятся личным опытом и дают ценные советы (на английском либо русском языках).