«Космос - это страсть. Космос привлекает и гипнотизирует каждого из нас». Как испанский стартап разрабатывает быстрое и дешевое решение для запуска наноспутников.
[time] ~ 11 минут на чтение
Источник: https://bel.biz/

Celestia Aerospace — это стартап, базирующийся в Барселоне, который разрабатывает первое в мире доступное решение под ключ для запуска наноспутников (спутников массой до 10 кг), а своей миссией ставит демократизацию доступа в космическое пространство. Хотя для нас несколько непривычно называть стартапом компанию в аэрокосмическом секторе, команда которой имеет многолетний опыт работы в корпорациях уровня Airbus.

Решение Celestia будет доступно частным компаниям, которые хотят запустить наноспутник и собирать с него данные быстрым и экономичным способом. Мы поговорили с Франсисом Мартинесом, управляющим отделом по развитию бизнеса в Celestia, а также инвестором и предпринимателем, о развитии компании, рынке наноспутников и особенностях привлечения инвестиций для аэрокосмического стартапа.
— Франсис, что необходимо, чтобы запустить такой амбициозный стартап, как Celestia Aerospace, и сформировать его команду?
— Я вижу две части вопроса, давайте сначала поговорим о запуске Celestia. Каждый человек из команды основателей имеет минимум (минимум!) десятилетний опыт работы в аэрокосмической отрасли. Решение, которое мы предоставляем, с одной стороны, связано с авиацией — это все, что касается работы с аэропортами, планами полетов, самолетами, а с другой, с аэрокосмической отраслью — мы собираемся запустить что-то в космос, и нам необходимо знать физику и разбираться в нормативных актах. Следовательно, каждый из менеджеров и адвайзеров стартапа имеет опыт работы мирового уровня. Например, главный консультант Celestia Робер Лeнэ был директором по качеству Airbus и отвечал за программу «Ариан» (Ariane (англ.) — семейство космических ракет-носителей Европейского космического агентства, предназначенных для вывода на низкие, средние и геостационарные орбиты космических аппаратов различного класса — прим. авт.). Настоящая звезда проекта — Глория Гарсия-Куадрадо, наш CEO и фаундер. Помимо исключительного опыта работы в этом секторе, она, безусловно, является примером женского лидерства.

Возможно, более интересная часть вопроса касается того, что нужно, чтобы присоединиться к этому проекту, стать частью его команды? Прежде всего, если мы вспомним, что Стив Джобс говорил о страсти, космос — это страсть. Кто никогда не мечтал о полетах в космос, об освоении космоса, хотя бы в детстве? Космос притягивает и гипнотизирует. Мы постоянно получали тысячи резюме от людей со всего мира, особенно из Индии, которые закончили докторантуру и хотели бы приехать в качестве научных сотрудников просто для участия в проекте. Таким образом, я бы сказал, что прежде всего это увлечение космосом и страсть.
Кроме того, я действительно верю в философию, которой придерживается Флорентино Перес, президент «Реал Мадрида», при формировании футбольных команд — это так называемая философия «Зидана и Павона». Флорентино привез Зинедина Зидана и Дэвида Бекхэма в Испанию, чтобы поставить их играть в команде вместе с молодыми талантами. Мы применяем эту философию в бизнесе: объединяем людей с выдающимся опытом работы с лучшими талантами.
— Вы работаете в Celestia с момента запуска стартапа?
— Нет, я присоединился позже, в 2017 году, а стартап был основан в 2014 году. Когда я присоединился, мы начали переосмысливать наш core value, потому что были очень сфокусированы на производстве и разработке наноспутников. Но об этом я расскажу чуть позже.
— Каков профиль клиента Celestia? Могу предположить, что рынок компаний, которые могут быть заинтересованы в запуске наноспутника, даже если это лоукост-решение, ограничен.
— Что касается рынка, есть три момента. Первый: рынок запуска спутников состоит в основном из кластеров, которые осуществляют запуск. Когда вы хотите запустить что-то в космос, вы связываетесь с этими компаниями, и они предоставляют программу всех возможных запусков, доступных на международном рынке. Сегодня у нас есть 7 решений, в том числе SpaceX, NASA, Европейское космическое агентство (ESA), Цзюцюань из Китая, Vega из Индии — очень мощная установка, Союз из России и еще несколько стартапов, которые запускаются в Новой Зеландии. Эти пусковые установки, которые являются установками вертикального пуска, информируют вас о программе запуска.

Представьте, что вы идете в кластер и говорите «мне нужно запустить тот или иной спутник в июне 2021 года или в августе 2022 года», и они предлагают вам варианты запусков, запланированных и доступных у этих 7 операторов (а их не 70, а только 7). Поэтому Celestia не нужно искать клиентов: сейчас, чтобы что-то запустить в космос, вы должны ожидать 24 месяца. Рынок наноспутников показывает взрывной рост. Если вы поищете информацию о наноспутниках в Google, вы увидите много компаний в Аргентине, Барселоне, Соединенных Штатах, которые уже производят наноспутники. Резюме: у нас нет необходимости искать клиентов, наши клиенты обращаются напрямую в кластеры.

Второй момент. Особенностью работы с кластерами является то, что они должны размещать нагрузки в соответствии с условиями вертикальной пусковой установки. Это означает, что запуском управляет основная загрузка (main payload). Поэтому, если вам нужно запустить 10-сантиметровый наноспутник, а, например, SpaceX запускает 700-килограммовый спутник, то дату запуска определяет SpaceX. Вы либо принимаете эти условия и запускаете сейчас, либо ждете следующего запуска через два года. И есть еще одна проблема: когда вы запускаете что-то в космос, вы должны запускать это в определенные даты. По двум причинам. Во-первых, из-за желаемого позиционирования, а, во-вторых, потому что технология наноспутников меняется очень быстро, и вам нужно запустить его сейчас, а не через два года, когда вся технология изменится. Большие спутники рассчитаны на то, чтобы находиться в космосе 20 лет. Наноспутники являются очень узким сегментом и очень доступной высокотехнологичной потребительской технологией.

Третий компонент рынка, возможно, самый любопытный, заключается в том, что наноспутники в отличие от больших спутников запускаются на так называемую низкую околоземную орбиту — LEO, low-earth orbit — то есть, на высоте от 200 до 400 километров. Большие спутники, например, метеорологические, обычно располагаются на геостационарных орбитах — они находятся очень далеко от Земли и зависают там практически навсегда.

Что же означает тот факт, что наноспутники находятся на низкой орбите? Это означает, что после запуска они начинают терять высоту, через два года вновь входят в атмосферу и — бум — распадаются. Поэтому самая известная система околоземных спутников Starlink Илона Маска исчезнет через два года. Таким образом, наш рынок — это не одноразовый запуск, не one shot. Если вы сейчас нанимаете Celestia для запуска наноспутника, то через два года он исчезнет, и вам необходимо будет запускать его снова.

— Во всех публикациях, доступных на русском языке о Celestia Aerospace, упоминается, что спутниковая транспортная система построена на базе советского истребителя МиГ-29. Почему компания выбрала этот истребитель?
— МиГ-29 был выбран исходя из его технических характеристик. Если бы у нас не было этих технических характеристик, мы бы не смогли сделать следующее: достичь определенной высоты, ускориться, занять необходимую позицию и запустить спутника. Скорость, которую вы даете массе спутника, очень важна, чтобы вывести его на орбиту: если скорость будет недостаточной, спутник не начнет вращаться по орбите и упадет. Поэтому вам нужно набрать высоту, ускориться и осуществить запуск. МиГ-29 способен сделать это. Также это демилитаризованный самолет, и он доступен для гражданского использования — вы можете его купить и запускать.
— Как развивалась Celestia Aerospace с 2014 года? Кроме того, вы обещали рассказать, как развивалось ваше ценностное предложение и бизнес-модель.
— Когда стартап запустился в 2014 году, у команды было следующее видение: мы предоставляем полный спектр услуг, то есть изготавливаем наноспутник для нашего клиента, запускаем его и затем обрабатываем все данные, передаваемые спутником. Это был большой тяжелый проект, он потребовал бы много времени и огромных денег, и, кроме того, в 2014 году мы еще не вступили в период Космической гонки 2.0 (Space Race 2.0) в котором находимся сейчас (термин «космическая гонка» впервые использовали во второй половине 20 века, оно обозначал соперничество между США и Советским Союзом в области освоения космоса — прим. авт.).

Мы начали искать возможности для инноваций и заметили, что в консалтинге, разработке и управлении данными уже есть много игроков, но не в запуске спутника. Вместе с другими партнерами Celestia мы увидели, что бизнес-модель, которая может преуспеть и которая действительно изменит рынок, совершит настоящий технологический прорыв, будет в запуске спутников. Резюмируя наш core value: мы — это инновационный оператор запуска наноспутников. Инновационный, потому что мы собираемся запускать наноспутники другим и лучшим способом, чем это сейчас делают вертикальные пусковые установки. Инновационный, потому что, я убежден, в следующем десятилетии будет использован наш стандарт запуска, а не вертикальный запуск.
Процесс поиска нашего breakthrough происходил между 2014 и 2017 годами — очевидно, что потребовались годы консультаций и расчетов, чтобы прийти к реальной и осуществимой идее. Также мы должны были встретиться с правительствами и местными институтами, потому что для того, чтобы войти в военное воздушное пространство и запускать объекты в космос, вам обязательно нужно решить все юридические вопросы.
— То есть, ваш главный value proposition — это быстрый запуск наноспутников?
— Именно так. Прежде всего, мы хотим предоставить мгновенный запуск, практически just in time. Сейчас на рынке нет тех, кто был бы способен запустить спутник на орбиту за 24 часа. Наша цель номер один: вы связываетесь с нами сегодня, а мы запускаем спутник завтра.
— Франcис, вы рассказали о развитии компании, о рынок, о технических деталях… Остался только один вопрос: каково это — искать инвестиции для запуска аэрокосмического стартапа?
— Мы привыкли искать финансирование для стартапа, но когда вам нужно поднимать инвестиции в аэрокосмический стартап, все меняется. Вы уже видели сроки: мы начали в 2014 году, а сейчас 2020-й. Для меня мы двигаемся очень, очень медленно, для аэрокосмического сектора мы двигаемся очень быстро. SpaceX потребовалось 4 года для запуска первой ракеты и еще 2 года для запуска первой ракеты, которая бы не взорвалась. Но мы привыкли к схеме, когда вы отправляете мне питч дек, мы инвестируем 250 000, вы запускаете компанию, и через шесть месяцев у нас есть MVP, верно?
Когда вы привлекаете деньги для такого проекта, как Celestia, вы попадаете во множество ситуаций, вплоть до анекдотических, которые, я надеюсь, когда-нибудь в будущем станут основой для документального фильма Netflix. Например, для строго аэрокосмических фондов мы маленькие. Аэрокосмические венчурные фонды инвестируют от 200 до 2 миллиардов, чтобы получить 20 миллиардов. Остальные венчурные фонды не инвестируют в такие сложные aerospace проекты. А из оставшихся многие просто не решаются инвестировать в настолько амбициозный стартап, как Celestia.

Автор: Анастасия Маркварде
Источник: https://bel.biz/startapy/celestia-aerospace/
Урок пройден?
ул. Фабрициуса, 4 Imaguru Startup HUB
Платформа была разработана благодаря поддержке американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Мнения, изложенные в образовательной платформе, являются исключительной ответственностью БЕЛБИЗ и ИМАГУРУ и ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться в качестве отражающих позицию USAID или Правительства США.
Задать вопрос
Заполните форму и мы свяжемся с вами для уточнения деталей
Имя
Фамилия
Email
Вопрос